Определение идеологии

Целью этого текста является разработка понятия «идеология».  В качестве определения идеологии примем для начала следующее утверждение.

Идеология – это система взаимосвязанных друг с другом идей. Подсистемами идеологии являются идеологемы, представляющие собой устойчивые композиции идей.

Разумеется, идеи, составляющие идеологию, не являются случайным набором смысловых структур. Идеи, составляющие идеологию, проходят некий фильтр и соответствуют определенным критериям.

Традиционно принято выделять идеологию монархическую, либеральную, коммунистическую,  националистическую и т.п. Однако, связывать идеологию исключительно с политическими течениями нам кажется опрометчивым. С таким же успехом можно говорить о религиозной идеологии, об идеологии морали и идеологии научного исследования. И во всех этих случаях применение термина «идеология» так же не вызывает отторжения. По какому же критерию отбираются идеи для какой-либо идеологии? И можно ли уточнить данное определение идеологии, чтобы точнее понять взаимосвязь идеологии с философией, мировоззрением, политическими и религиозными учениями, научными доктринами и другими композициями смысловых структур?

Чтобы разобраться в этом, нам следует несколько углубиться в особенности функционирования человеческого сознания, индивидуального и коллективного.

Как мы мыслим? Сказать, что мы мыслим с помощью слов, означает сделать слишком смелое допущение. Ведь до того, как мы начинаем подбирать слова для выражения мысли, эта мысль уже каким-то образом существует в нашем сознании. Только затем мы говорим.

Мы уже упоминали в этом тексте термин «смысловые структуры». Мышление осуществляется именно благодаря тому, что мы оперируем в нашем сознании смысловыми структурами. Из чего же состоят смысловые структуры? Мы условимся называть элементарные составляющие смысловых структур мыслеформами. Чтобы определить мыслеформу, нам необходимо уточнить, что наши мысли могут быть выражены по-разному: слова, знаки, жесты, мимика, изображения, видеоряд, мелодии, звуки… — способов выражения мыслей множество. Значит, и элементарные единицы мысли, мыслеформы, содержат в себе потенциально все перечисленные, и многие неперечисленные возможности для их выражения. Но, конечно же, мыслеформы не являются сами ни образами, ни мелодиями, ни знаками, ни чем-либо другим. Можно сравнить мыслеформу с вектором в многомерном пространстве, по осям которого расположены формы выражения мысли. Сам вектор при этом оказывается как бы невыразимым. В то же время вся совокупность его проекций на оси позволяет нам уловить мыслеформу во всем ее многообразии. Мыслеформы соединяются друг с другом в смысловые конструкции (структуры), которые, собственно говоря, мы чаще всего и называем мыслями. Для простоты понимания можно условно сравнить смысловые структуры с молекулами, а мыслеформы с атомами.  Только,  чтобы не углубляться в эту аналогию и не присваивать нашим смысловым структурам и мыслеформам тех характеристик, которыми они не обладают, необходимо уточнить, что мыслеформы и смысловые структуры, составленные из них, имеют свойство постоянно изменяться и развиваться. Фактически, всякий раз, когда наше внимание сосредотачивается на какой-либо мыслеформе или смысловой конструкции, они начинают изменяться и развиваться. Поэтому процесс мышления, который мы выше определили как процесс оперирования смысловыми структурами в сознании, фактически, можно определить как процесс постоянного изменения и развития мыслеформ и смысловых структур.

Может быть, предложенная смысловая конструкция покажется достаточно сложной для понимания. Но ирония состоит в том, что это не мешает каждому из нас ежедневно пользоваться своим сознанием и мыслить так, как это описано выше. Понаблюдав за процессами, происходящими в Вашем собственном сознании, Вы без труда обнаружите все перечисленные особенности мышления и, возможно, увидите многие другие, не упомянутые в данном тексте.

Центром нашего сознания является «Я-центр», функции которого подробно описаны нами в книге «Сознание: инструкция пользователя», вышедшей в 2009 году.

Кроме функции осознания себя, Я-центр обладает еще одной функцией: он определяет, каким смысловым структурам и мыслеформам можно доверять, а каким – нет. По сути, Я-центр ранжирует смысловые структуры по степени доверия и важности. Наш ум – еще одна часть нашего сознания, — постоянно занят конструированием смысловых структур и их сочетанием друг с другом, в результате чего в сознании возникают многообразные ментальные модели. Я-центр, следящий за работой ума, непрерывно отслеживает, какие именно смысловые структуры и какие ментальные модели заслуживают доверия, на основе каких смысловых структур и моделей можно принимать решения, строить деятельность…

Проведем параллели. Идея – это разновидность мыслеформы. Композиция идей, или идеологема,  — это разновидность смысловой структуры. Идеология – это разновидность ментальной модели.

И идеи, и идеологемы, и идеология получают статус доверенных и истинных у нашего Я-центра. Собственно говоря, это и делает идеологию столь интересным предметом изучения. Ведь если мы поймем, каким образом некоторые смысловые структуры обретают статус неоспоримых идеологем, мы сможем решить одну из важнейших загадок человеческого сознания: мы узнаем, как возникает доверие.

Отчасти приближение к разгадке этой тайны уже было сделано во множестве психологических практик: НЛП, язык тела, правильный выбор слов и выражений, психологические приемы ведения переговоров, техника продаж и даже цыганский гипноз – это далеко не полный перечень технологий, с помощью которых мы можем завоевывать доверие друг друга и добиться взаимного эмоционального расположения.

Однако, перечисленные технологии касаются скорее создания впечатления, они не проникают столь глубоко, как это позволяет сделать работа на уровне смысловых структур и идеологем. И, разумеется, их воздействие не настолько устойчиво. Ведь время жизни многих идеологий превышает несколько тысячелетий, а эффект от применения техники продаж исчезает через минуты.

На этой стадии рассуждений мы уже не можем не обратиться к особенностям работы коллективного сознания. Наш Я-центр, принимая решение о том, какие мыслеформы и какие смысловые структуры заслуживают доверия и являются истинными, опирается в том числе и на мнения других субъектов, полученных в ходе осмысленной коммуникации.

Коллективное мышление осуществляется в ходе осмысленной коммуникации. Чтобы приблизиться к пониманию, чем же осмысленная коммуникация отличается от обычной коммуникации, скажем, что в осмысленной коммуникации общение идет о смыслах. Когда коммуницирующие субъекты в ходе коммуникации понимают, например, причины, по которым они принимают те или иные решения, и их мотивы и действия становятся взаимно понятны им, то коммуникация была осмысленной.  В коммуникации можно (разумеется, условно) выделить следующие уровни: обмен содержаниями, обмен смысловыми структурами и совместная работа над созданием и редактированием смысловых структур. На уровне обмена смысловыми структурами и совместной работы над их созданием и редактированием происходит осмысленная коммуникация.

Обмен содержаниями – это обмен информацией, при котором подразумевается, что с помощью передачи информации можно адекватно передать смысловые структуры. Такая форма коммуникации не является осмысленной, поскольку через обмен информацией невозможно передать многие смысловые структуры, например схемы действий: для этого нужна практика. В этом состоит главнейшая причина, по которой нельзя по книге научиться ездить на велосипеде, плавать, водить автомобиль или овладеть приемами джиу-джитсу. Описание схем действий не является самим действием, и через описание мы не усваиваем эти схемы. Обучение схемам действий происходит через совершение ошибок и их исправление. Однако, схемы действий – это такие же смысловые структуры, как и формулы специальной теории относительности. Просто они передаются через осмысленную коммуникацию – например, с человеком, который уже научился этим практикам.

Однако, вернемся к роли коммуникации в коллективном мышлении и в придании достоверности мыслеформам, смысловым структурам и ментальным моделям. Когда люди общаются друг с другом в режиме осмысленной коммуникации, они формируют друг у друга соответствующие смысловые структуры (в идеале – идентичные). И, разумеется, если у одного человека эти смысловые структуры уже были сформированы, он оказывает влияние на то, как эти смысловые структуры будут сформированы в сознании другого.  Влияние учителя на учеников объясняется тем, что ученики впервые формулируют многие смысловые структуры под его влиянием. И, проверяя их на практике, убеждают свои собственные Я-центры в полезности, применимости или достоверности этих смысловых структур.

Однако, чаще мы оказываемся в ситуации, когда у нашего собеседника уже сформировано множество смысловых структур, которым его Я-центр доверяет. Можем ли мы в этом случае рассчитывать на успех, то есть на то, что он поверит тем смысловым структурам, которые мы хотим ему передать? Да. Но только в том случае, если смысловые структуры, которые мы ему сообщим, будут согласовываться с теми, что уже существуют в его сознании.

Почему это работает?

Я-центр каждого из нас очень озабочен непротиворечивостью моделей мира, которым он доверяет. Поэтому мы так любим объяснения, позволяющие нам установить взаимосвязи между различными ментальными моделями и смысловыми структурами, которые уже получили статус доверенных у нашего Я-центра. И этим можно воспользоваться.

Введем три характеристики сознания нашего собеседника, которые позволят нам верно подобрать ключи к нему.

1) Глубина мышления

2) Критичность мышления

3) Длительность сосредоточения (какое время сохраняется концентрация внимания)

Пусть наш собеседник способен мыслить глубоко, критично и может длительно сосредотачиваться на мыслительной деятельности. В таком случае ему будут нужны длительные, фундаментальные объяснения с доказательствами и многочисленными примерами. Если критичность мышления невысока, то можно не очень заботиться о детальных и обоснованных доказательствах, достаточно привести некоторые показательные примеры, сослаться на заслуживающие уважения авторитеты,  – и человек поверит, что транслируемая Вами смысловая конструкция достоверна. Если человек не может сосредоточенно мыслить в течение долгого времени, Вам придется использовать нечто вроде мультиков, комиксов или общение в стиле микроблогов типа Twitter для того, чтобы транслировать ему смысловые структуры.

Таким образом, введенные характеристики сознания собеседника позволяют нам подобрать смысловую глубину, доказательность (обоснованность) и длительность нашей коммуникации с ним. Однако, достаточно ли этого, чтобы сделать человека адептом некоей идеологии? В принципе, да, если в Вашем сознании эта идеология уже построена с достаточной глубиной, обоснованностью и подробностью.

Необходимо сделать еще несколько важных (хотя и само собой разумеющихся) уточнений, касающихся идеологии.

1. Идеология представляет собой систему утверждений, которые описывают важные для собеседника характеристики мира и предлагают собеседнику ментальные модели, которые позволяют ему найти ответы на его субъективные вопросы, касающиеся таких важных смысловых структур как цель, смысл, метод, технология, образ действий и т.п.

Иными словами, если Вы будете говорить своему собеседнику, что бегать с завязанными шнурками безопаснее, что не стоит нарушать правила дорожного движения и что убийство других людей, скорее всего, приведет его в тюрьму, он, вероятно, согласится с этим, но, во-первых, не сможет связать эти утверждения в единую систему утверждений, а во-вторых, вряд ли соотнесет их с важными для него ответами на субъективно задаваемые вопросы.

2. Идеология должна представлять собой плотно сбитую ментальную модель, в которой все части взаимосвязаны друг с другом, согласуются друг с другом и обосновывают друг друга. В этом смысле идеология должна быть герметична и самодостаточна. Хотя это и невозможно по теоремам Геделя о неполноте и противоречивости, это требование к идеологии сохраняет свою силу. Да, все идеологии имеют слабости. Но эти слабости необходимо тщательно маскировать. Таковы правила идеологической работы.

3. Идеология должна быть открыта человеку, который хочет этого. Немотивированный слушатель, не включенный в серьезную внутреннюю работу по поиску целей, смыслов и методов, не интересующийся важными, экзистенциальными, вопросами, вряд ли может быть благодарным слушателем.

Суммируя сказанное об идеологии, нам необходимо описать метод трансляции идеологии в сознание большого количества людей. Принципиальная схема трансляции очень проста и опробована уже в течение нескольких тысячелетий. Нам лишь остается применять ее сознательно и с должной осторожностью.

1. Наглядно показать пустоту, бессмысленность, бесперспективность и непривлекательность жизни и деятельности человека, лишенного идеологии. В идеале – проблематизировать массового слушателя отсутствием смысла его собственной жизни, целей и задач, которые бы сделали его жизнь полной и значимой. Целевое состояние аудитории на этом этапе – озадаченность бессмысленностью и бесцельностью своей жизни и деятельности.

2. Пример того, как человек может изменить свою жизнь и деятельность. Наглядная демонстрация силы идеологии, вызывающая эмоциональную реакцию. При необходимости многократное повторение этого шага.

3. Выбор отдельных утверждений идеологии и их всестороннее обоснование с применением «на практике».

4. Разъяснение общей структуры идеологии, демонстрация взаимосвязи ее частей, наглядная демонстрация мощи идеологии, которая объясняет сложные ситуации и привносит ясность и определенность в методы и технологии действий в ситуациях, содержащих, казалось бы, неразрешимые проблемы.

5. Приведение множества примеров того, как следование идеологии изменяет жизни людей. Уже не в стиле эмоционально окрашенных притч (как в п.2), а в стиле сухих новостных фактов.

6. Постановка больших, масштабных (как можно более масштабных) задач перед теми, кто уже принял идеологию. В дальнейшем постоянный мониторинг и трансляция на все общество полученных результатов (удач и неудач). Ничто так не умножает число идеологических сторонников, как перипетии «героев» идеологического фронта: их жизнь кажется обывателям полной, насыщенной, далекой от повседневности, яркой и вдохновленной.

7. Воспитание у сторонников идеологии «чувства локтя», проведение четкой границы «мы» — «они», формирование особого неравнодушного отношения к «своим», проявление заботы и дружеского участия внутри сообщества.

8. Создание школ, кружков, построение системы образования, транслирующей идеологию в массы с младшего возраста. Создание идеологически акцентуированных организаций для разного возраста.

Пределом этой работы является распространение какой-либо конкретной идеологии на все общество, что обычно ведет к существенным перекосам в политическом и экономическом курсе целых стран. Поэтому идеологический плюрализм, конечно же, предпочтительнее, чем идеологическая монополия. Однако, плюрализм гарантирован, если по предложенному алгоритму в обществе развивается и формируется сразу несколько десятков разнообразных идеологий.

 

©Александр Шохов

www.shokhov.com

 

Прочтено (3888) раз