Разрушение рационального мышления и неспособность понять другого как реальные угрозы

Желание и способность понять другого − это редчайшие качества в современном мире.

Создаётся впечатление, что понимать друг друга никто не хочет, а понимать смысл происходящих событий − запредельная по сложности задача. 

Примером может служить надоевшая уже всем якобы пандемия, которая якобы угрожает человечеству как биологическому виду, и потому требует беспрецедентных мер, которые должны быть предприняты на уровне государств и правительств.

Казалось бы, поделите количество смертных случаев, которые связываются с коронавирусом, на общее количество официально зафиксированных больных − и получите реальную оценку уровня угрозы человечеству: 1,39% смертных случаев от числа заболевших. Это не выше, чем уровень угрозы от обычного ОРВИ. Однако, никто не собирается делить два числа друг на друга и уж тем более понимать результат деления. Большинство людей находится под влиянием личных драм: умерли друзья, родственники, − статистика воспринимается ими как нечто абстрактное и далёкое от этих событий.

Тот факт, что в мире умирает ежегодно более 120 миллионов человек, с начала так называемой пандемии за три года общее число умерших в мире составило более 360 миллионов человек, и только 5,9 миллионов из них (1,6%) имели диагноз «коронавирус» также никого ни в чём не убеждает. Коронавирус в массовом сознании по-прежнему выглядит как весьма серьёзная угроза человечеству.

Очевидно, что ношение масок и рост числа привитых не приводят к уменьшению роста заболеваемости. Но многие государства продолжают требовать ношения масок и обязательных прививок. Никто не желает или не может понять, что если некая мера не работает, то применять её далее бессмысленно. Бессмысленные меры, конечно, касаются не только ношения масок: локдауны разной степени жесткости, запрет посещения баров, театров, кинотеатров, магазинов, ПЦР-тесты при въезде в страну и ограничение въезда из отдельных стран также являются бессмысленными и бесполезными мерами. Если бы ковид-19 был действительно серьёзной эпидемической угрозой, при таких способах борьбы с инфекцией мы бы уже давно все вымерли. 

Любая эпидемия распространяется экспоненциально. Экспонента растёт очень быстро. Допустим, в стране, в которой живут 20 миллионов человек, и среди них есть 10 больных. Пусть каждый больной, контактируя со здоровым, заражает его в 50% случаев.

Если не вводить никакие ограничения, то каждый больной будет контактировать с 20-ю здоровыми людьми каждый день. Через сколько дней заболеют все 20 миллионов жителей? Расчёт показывает, что все 20 миллионов заболеют на 8й день.

День Число больных Количество личных контактов у каждого больного в день со здоровыми людьми Вероятность заразиться при личном контакте Число новых заражённых
1-й 10 20,0 0,5 100
2-й 110 20,0 0,5 1 100
3-й 1 210 20,0 0,5 12 100
4-й 13 310 20,0 0,5 133 100
5-й 146 410 20,0 0,5 1 464 100
6-й 1 610 510 20,0 0,5 16 105 100
7-й 17 715 610 20,0 0,5 177 156 100

Пусть после введённых ограничений каждый больной ежедневно контактирует только с тремя здоровыми. Через сколько дней больными будут все? Расчёт показывает, что все 20 миллионов заболеют на 17й день.

День Число больных Количество личных контактов у каждого больного в день со здоровыми людьми Вероятность заразиться при личном контакте Число новых заражённых
1-й 10 3,0 0,5 15
2-й 25 3,0 0,5 38
3-й 63 3,0 0,5 94
4-й 156 3,0 0,5 234
5-й 391 3,0 0,5 586
6-й 977 3,0 0,5 1 465
7-й 2 441 3,0 0,5 3 662
8-й 6 104 3,0 0,5 9 155
9-й 15 259 3,0 0,5 22 888
10-й 38 147 3,0 0,5 57 220
11-й 95 367 3,0 0,5 143 051
12-й 238 419 3,0 0,5 357 628
13-й 596 046 3,0 0,5 894 070
14-й 1 490 116 3,0 0,5 2 235 174
15-й 3 725 290 3,0 0,5 5 587 935
16-й 9 313 226 3,0 0,5 13 969 839
17-й 23 283 064 3,0 0,5 34 924 597

Приведённые расчёты показывают, что при введении ограничительных мер экспонента распространения инфекции замедляется, но не очень значительно. Полная изоляция больных от здоровых практически невозможна. Аргумент о том, что ограничительные меры позволяют системе здравоохранения справиться с потоком больных, не выдерживает критики, поскольку количество койкомест в больницах последние десятилетия целенаправленно сокращалось во всех странах: это считалось показателем выского качества медицинского обслуживания населения. Поэтому больницы оказываются перегруженными при любых, сколь угодно жёстких локдаунах.

К счастью, ковид-19 и последующие вирусы (дельта, омикрон) оказались не такими уж смертоносными и не такими уж заразными. Есть веские основания считать, что пожилые люди умирали не столько от вируса, сколько от стресса, связанного с информационной атакой на их незащищённое сознание, и в связи с локдауном и самоизоляцией. Легко понять, что человек, сидящий месяцами в четырёх стенах, не может иметь хороший иммунитет и в большей степени склонен к депрессивным состояниям.

Впрочем, очевидно, что понять все приведённые выше аргументы некому и незачем.

«Мы делаем, что можем», «Мы всего лишь исполнители», «Вы должны соблюдать требования», − и тому подобные формулировки в переводе как раз и означают нежелание и неспособность понять ситуацию. 

Однако, неспособность и нежелание понять касаются не только так называемой пандемии. Они проявляются практически во всех сферах жизни и деятельности.

По России ходит множество учёных, которые пытаются изложить свои идеи в тайной надежде, что их кто-то поймёт. И их никто не хочет понимать или не может понять. Множество людей надеются завладеть вниманием персон, принимающих решения, и убедить их в том, что необходимо принять те или иные решения. И эти надежды напрасны: неспособность и нежелание понимать пронизывают все общественные и государственные системы снизу доверху. 

Мы перестали хотеть понимать друг друга, вникать в чужую мысль, внимательно вслушиваться в аргументы. Нам это перестало быть нужно. Практически исчезла конструктивная и содержательная критика из повседневных, деловых и даже научных коммуникаций. Критиковать можно только если понимаешь, о чём говорит собеседник. Нежелание и неспособность понять друг друга интегрируются в лишённые смысла решения и действия, которые разрушают авторитет власти и атакуют здравый смысл граждан. Разрушение рациональных основ мышления в той или иной степени происходит во всех странах мира без исключения. Пример − сюжет о похищении Россией норвежского острова с помощью лебёдок, установленных на кораблях. Ещё один пример − декарбонизация экономики, которая является совершенно абсурдным проектом, о чем можно прочесть здесь (с. 86 и следующие).

Неспособность и нежелание понимать другого в сочетании с разрушением рационального и научного мышления может привести к очень опасным глобальным последствиям, которые несравнимы с псевдопандемией ковид-19.

Можно констатировать, что если право принимать решения во всех странах мира не перейдёт к интеллектуалам, способным критически, рационально и научно мыслить, человечество может столкнуться с катастрофами, которых в истории ещё не было.