Его Величество «Смысл»

его величество смыслПубликация последней статьи «Смысл — запрещенное слово» имела несколько неожиданные для меня последствия. Оказалось, что некоторые читатели статьи не полностью понимают, что означает само слово «смысл». Я благодарен им за то, что они поделились этим со мной в личной беседе, и признателен за несколько оживленных дискуссий о смысле, которые у нас состоялись, и по материалам которых я подготовил следующий текст.

В повседневном понимании «смысл» — это то, что подразумевается, то, что имеется в виду, это наиболее точное выражение той мысли, которую хотел передать один человек другому. Однако, при более пристальном рассмотрении ситуация перестает казаться настолько очевидной. В частности, мы можем заметить, что смысл не передается непосредственно.

Рассмотрим двух беседующих людей. Первый человек что-то сообщает второму. Перед тем, как он начал говорить, он уже сформировал в своем сознании некое ощущение своей мысли. Прошу обратить внимание, что речь идет о мысли, еще не сформулированной в виде слов или образов. Речь идет о сформированном ощущении мысли, которая скоро должна стать (но еще не стала) смыслом его сообщения, и для выражения которой необходимо подобрать знаки, слова и (или) иные формы коммуникации.

Затем говорящий конструирует в своем сознании сеть значений, которая, словно клетка с птичкой, удерживает в себе ту самую мысль, которую он хочет сообщить второму собеседнику. Почему я говорю именно о сети значений? Многие слова в языке (а также образы) многозначны. Однако, только правильно выбранные и соотнесенные друг с другом значения знаков, слов, образов (а также музыкальных мелодий, жестов, выражений лиц и прочих способов и форм коммуникации), могут точно передать ту мысль, которую ощущает в своем сознании говорящий. Поэтому он должен соотнести значения друг с другом таким образом, чтобы верно передать контекст своего сообщения. Если собеседник поймет, какой контекст имеется в виду, тогда он поймет и то, какие именно значения хотел передать говорящий.

Только после этого выбираются слова (знаки, формы) и определяется их последовательность в сообщении. От последовательности слов (знаков) зависит очень многое, например, важность тех или иных оттенков значений.

Когда мысль превращается в смысл? Я бы сказал, что смыслом она становится, когда превращается в птичку в клетке, составленной сетью соотнесенных друг с другом значений. При этом, заметьте, что сама мысль (а значит, и смысл) выражаются не непосредственно, а через посредство сети значений и форм (знаков).

Таким образом, каждую мысль можно выразить, используя разные сети значений, и разные наборы и последовательности слов (форм). Точность выражения мысли зависит от того, насколько точно выбраны значения, насколько корректно они соотнесены друг с другом и насколько точно выбраны слова (формы) для передачи этой сети значений.

Любопытно, что для того, чтобы точно выбрать сеть значений и последовательность знаков (форм, слов), говорящий должен учесть известные ему особенности мышления собеседника, то есть промоделировать в своем сознании, как сознание собеседника будет обрабатывать полученное сообщение, и, исходя из результатов моделирования, сконструировать наиболее подходящее в данной ситуации для данного собеседника.

Человек с плохими способностями к коммуникации часто не может выразить то, о чем думает, или использует для выражения своих мыслей весьма ограниченный набор слов (знаков, форм), часто даже не догадываясь о том, что выбранные им способы выражения очень неточно и неполно отражают мысль, которую он хотел бы донести до своих собеседников.

Чтобы не отвлекаться, мы не будем рассматривать здесь методы кодирования слов в аудиоволны, образов — в линии и пятна, эмоций — в жесты и мимику, а также методы декодирования аудиоволн — в слова, линий и пятен — в образы, жестов и мимики — в эмоции и т.п. Это та автоматическая сторона работы человеческого мозга, которая в данном случае не является предметом нашего рассмотрения.

Посмотрим теперь, как смысл сообщения одного собеседника становится мыслью другого (слушающего).

Слушающий воспринимает слова, знаки (формы), которые передает ему говорящий.  Последовательность слов (форм) позволяет слушающему реконструировать контекст сообщения, на основе которого он выбирает те значения многозначных слов, знаков (форм), которые кажутся ему правильными в данном случае, и соотносит их друг с другом. Теперь, построив сеть соотнесенных друг с другом значений, слушающий начинает понимать, какой смысл может быть заключен в полученном сообщении. Он реконструирует его на том уровне понимания, какой в настоящий момент для него доступен, и теперь смысл превращается в его собственную мысль, в то самое ощущение в сознании.

Дальше происходит следующее. Слушающий еще раз анализирует всю последовательность сообщенных ему слов (форм), на реконструированный им контекст, на сконструированную им на основе контекста сеть значений, и часто видит, что он мог неправильно понять собеседника. Возможно, собеседник имел в виду другой контекст или, может быть, другой оттенок значения того или иного знака (слова). В результате, возможно, он неправильно реконструировал смысл услышанного сообщения. И у слушающего в сознании возникает мысль-вопрос, которую он ощущает, и подбирает сеть значений, а затем и последовательность слов (знаков, форм), которая выглядит как уточняющий вопрос. Если что-то было понято неправильно, происходит дальнейшее уточнение в коммуникации. Получив подтверждение, что все понято верно, слушающий начинает обдумывать полученную мысль. В процессе обдумывания он соотносит ее с другими мыслями, и может захотеть сообщить своему собеседнику результаты своих размышлений, которые выглядят как передача соотнесенных друг с другом мыслей (мыслеформ), то есть как передача уже не отдельного смысла, а целой смысловой структуры в некотором сообщении. Например, примером сообщения, которое передает сложную мыслеформу и соответствующую ей смысловую структуру, является данный текст.

В процессе коммуникации могут появляться новые мысли (и новые смыслы), которых изначально не было в сознании обоих собеседников. Они могут появиться за счет лучшего понимания ситуации, в контексте которой идет обсуждение, за счет лучшего понимания собеседниками мнений и стиля мышления друг друга. Это обогащает ментальный багаж каждого из них.

На этом этапе я, наконец, могу сформулировать, чего именно не понимали читатели моей предыдущей статьи. Они не понимали, как понимаемый в ходе коммуникации смысл соотносится со смыслом деятельности. Согласитесь, что сам факт такого непонимания весьма интересен.

Когда мы задаем другому человеку вопрос о смысле его деятельности, спрашивая его «Зачем (почему) ты это делаешь?» или задавая другие подобные вопросы, мы, тем самым побуждаем собеседника превратить соотнесенные друг с другом мысли (мыслеформы) в смысловые структуры и выразить их через сети значений и знаков (слов, форм). Если собеседник оказывается способен составить сообщение, передающее эти смысловые структуры корректно, мы получаем шанс правильно понять, как он мыслит, то есть воспроизвести в своем сознании те же самые (или очень похожие) мыслеформы, которые имеются в сознании говорящего. Деятельность говорящего (воспринятая как осмысленный процесс) является одним из способов выражения мыслеформ и соответствующих им смысловых структур. Иными словами, деятельность можно воспринимать как еще одну форму сообщения.

В подавляющем большинстве ситуаций между тем, как человек говорит о своей деятельности и как он ее осуществляет, можно построить весьма хорошую корреляцию: коммуникация моделирует деятельность. Поэтому когда мы видим, что деятельность человека лишена какого-либо понятного нам смысла, мы недоумеваем, и пытаемся его понять. Пытаясь понять, задаем вопросы. И если слышим ответы, содержащие смыслы, которые мы не можем понять и принять, мысли, с которыми мы не можем согласиться, мы делаем вывод, что нам с этим человеком не по пути. В то же время, если мы можем своими вопросами побудить человека пересмотреть смысл своей деятельности, еще раз помыслить о ней, иногда это приводит к изменению и повышению эффективности деятельности субъекта, то есть делает его деятельность более осмысленной.

Александр Шохов

www.shokhov.com

Прочтено (489) раз