Государство XXI века и национальная идея

В двадцать первом веке опасно строить государство на принципах и представлениях семнадцатого века, когда формировались национальные государства. Определение сегодняшнего государства слишком далеко от определения «одно государство — одна национальность — один язык — одна культура». Это не соответствует реальности. Поэтому любые попытки реализовать идею мононационального государства (даже в форме имитации), ведут к социальным взрывам и протестам.

Определение. Государство XXI века — это комплекс социальных институтов, который распределяет финансы и иные ресурсы, добровольно переданные ему обществом с целью эффективного соблюдения правил, одобренных обществом. Такое определение государства, если последовательно и без искажений воплотить его в действительность, обеспечивает государству долговечность и поддержку подавляющего большинства электората.

Украинское государство в 1990-е годы, насколько можно понять сейчас, строилось на основе другого определения государства: государство — это аппарат управления, имеющий территорию, границы, полномочия устанавливать правила на управляемой территории, государственный язык, единую культуру. Но Украина — не имеет единого языка, единой культуры, и даже непротиворечивых правил, одобренных обществом. Поэтому используемое определение породило конфликты с реальностью и серию негативных электоральных ответов.

Рассмотрим ошибки, сделанные молодым украинским государством в национальной политике. В первую очередь был выдвинут тезис о том, что если не проводить украинизацию русскоговорящего населения, это приведет к быстрой гибели украинского языка. И поэтому надо было заставить все русскоговорящее население учиться, общаться, смотреть фильмы, читать СМИ, смотреть рекламу, слушать оперу на украинском языке. В украинских паспортах исчезла графа «национальность», но под фамилией оказался прочерк, в который паспортисты вписывали «украинец» или «украинка». Имена, отчества и фамилии переводились с русского на украинский язык. Это раздражало, но христианское долготерпение русскоговорящих украинцев обеспечивало мир и покой в стране. При этом вообще не рассматривался вариант поддержки развития украинского языка через выделение грантов, через создание шедевров украиноязычной литературы и кинематографа. Это было априори признано невозможным? Или просто нравилось подчинять русскоговорящее население, заставляя его пользоваться неродным языком, обучать русскоговорящих детей читать и писать на украинском в школах и т.п.? Это была серьезная ошибка. Еще более раздражали аргументы, которые приводились сторонниками украинизации: «Вы же живете в Украине, — говорили они, — значит, надо говорить по-украински». А если я живу в Австралии, мне надо говорить по-австралийски, а в канаде — по-канадски? Это абсурдное заявление выдавалось за истину в последней инстанции.

На фоне того, что государство не выполняло свои основные функции (см. определение государства двадцать первого века выше), население, естественно, генерировало предсказуемый электоральный ответ. Тогда государство решило убрать из избирательных бюллетеней графу «Против всех» и отдало команду фальсифицировать выборы в пользу партии власти.

Подобные процессы происходили и в других постсоветских странах.

В результате оранжевой революции 2004 года эффективность государства не возросла, и оно не стало в большей степени соответствовать определению государства XXI века, данному выше. Кризис 2008 года и последовавший за ним экономический спад полностью превратили украинское государство в Уркаинский Уркаганат (В.Пелевин «Snuff»). В 2013 году не было ни одного человека в Украине, кроме членов олигархических кланов и структур власти, который бы одобрял деятельность государства. Да и среди одобряющих не было единства, поскольку каждый понимал: система в любой момент может посадить его за решетку.

Политики в Украине вместо того, чтобы работать с электоратом и формировать актуальные задачи для государства, фактически, срослись с государством и олигархатом и превратились в государственных чиновников или в членов олигархических кланов. Политика как таковая в Украине в последние годы просто не существовала без привязки к государству и олигархату. Это и привело к социальному взрыву, который известен как евромайдан. При этом, насколько я понимаю, никто из организаторов евромайдана не читал договор об ассоциации с ЕС, за подписание которого они продолжают ратовать.

Подытоживая, можно сказать, что пока государство в Украине не станет в большей степени соответствовать определению государства XXI века, стабильность в стране не наступит, и любое внутреннее или внешнее провокационное воздействие приведет к очередному социальному взрыву, сметающему очередную государственную власть.

©Александр Шохов

Прочтено (3479) раз