ПОСТНЕКЛАССИЧЕСКИЙ ОБУЧАЮЩИЙ КОНСАЛТИНГ[1]

Д.В. Реут, к.т.н., Директор по работе с научными сообществами Некоммерч. партнерства «Центр реализации стратегий регионального и организационного развития МетаКонсалтинг»; доцент МГТУ им. Баумана, координатор ОДН2

 

Нужна ли консультанту научная теория? Или его «проба» определяется толщиной «портфолио» и тонкостью слуха – умением слушать людей? А остальное, как говорится, – величины второго порядка малости? Мы с коллегой, который является, по существу, соавтором проведенной на Форуме «Студии ad hoc» по презентации нашей с ним книги «Сознание: инструкция пользователя»[2] – считаем эту дилемму подобием спора о том, какая нога нужнее человеку – левая или правая? Как на той, так и на другой ноге далеко не ускачешь.

Итак, мой коллега – Александр Шохов консультант, владелец консалтинговой фирмы собственного имени (www.shokhov.com), известный писатель-фантаст и неутомимый искатель приключений – в последний момент перед Форумом получил заманчивое, сулящее выход в новые сферы практики, предложение, от которого не смог отказаться. В результате мне пришлось проводить студию в одиночку.

Но вернемся к теме статьи. «Пересечения» теории с практикой потенциально выигрышны для обеих «сторон». Статья посвящена обсуждению очередного такого пересечения. Поэтому в ней не обойтись без экскурса в историю науки и библиографических ссылок.

Внимание, экскурс!

Как известно, практика (в том числе, консультативная) зависит от картины мира, в котором данная практика осуществляется. Поскольку никакая стадия развития теоретического познания не исчерпывает мир полностью, за его «горизонтом» присутствуют непознанные феномены. Включение их в практику, а затем и в теорию (или – сначала в теорию, а затем в практику) меняет представление о мире – сначала в деталях, а затем – в целом. В зависимости от акцента на различных аспектах отношения субъекта и объекта различают ряд последовательных ступеней уточнения картины мира.

1. Классический мир (XVII в. – первая половина XIX в.). Объект непосредственно дан субъекту, который волен беспрепятственно изучать и преобразовывать его. Из продукта познания было принято тщательно исключать все, что относится к субъекту и процедурам его познавательной деятельности. В такой картине мира обычно до сих пор и осуществляется консалтинг.

2. Неклассический мир (конец XIX в.– середина XX в.). «Осмысливаются корреляции между онтологическими постулатами науки и характеристиками метода, посредством которого осваивается объект»[3]. Осознается, что инструментарий познания («посредник») играет существенную, иногда определяющую роль в формировании представления субъекта об объекте. Об этом говорят не только хрестоматийные примеры квантовой физики, но и практические образцы работы с массовой аудиторией (например, социологической работы). Интересно, в своем консалтинге вы замечали что-то подобное?

3. Постнеклассический мир (с последней трети XX в. по наст. вр.). В поле зрения науки попадают открытые и саморазвивающиеся системы. «Саморазвивающиеся системы характеризуются кооперативными эффектами, принципиальной необратимостью процессов. Взаимодействие с ними человека протекает таким образом, что само человеческое действие не является чем-то внешним, а как бы включается в систему, видоизменяя каждый раз поле ее возможных состояний. Среди исторически развивающихся систем современной науки особое место занимают природные комплексы, в которые включен в качестве компонента сам человек.

Субъект приходит к пониманию того, что представление об объекте существенно зависит и от его, субъекта, структуры и внутреннего состояния. Сегодня в картину мира человеку приходится включать не только внешний мир, но и свое внутреннее устройство, свой внутренний мир. Внешний и внутренний миры рядополагаются в пространстве интегрального мира[4]. В новой, постнеклассической онтологии внутренний мир субъекта из несущественного, вносящего случайные помехи «обстоятельства исследования» перерастает в важную, возможно, основную часть его содержания. При этом за объектами внешнего мира остается роль реперов, шкал, средств фиксации, «переводчиков» и прочих инструментальных средств, обеспечивающих выразимость, сравнимость, воспроизводимость и «объективность» получаемых результатов.

Разумеется, смена научных парадигм не обладает директивностью перехода на летнее/зимнее время. Индивидуумы и коллективные субъекты, выстраивающие свою деятельность в различных парадигмах, могут длительное время сосуществовать в социуме. Мы живем в «полипарадигмальном» мире. Мышление и деятельность в прогрессивной парадигме дает лишь потенциальные преимущества, которые нужно уметь реализовать. Отдельное ценное умение представляет собой «межпарадигмальная дипломатия».

В данном случае рядополагать с внешним миром предлагается внутренний мир коллективного субъекта или индивидуума, делающего заказ[5]. Но и внутренний мир самого консультанта не может оставаться «за скобками».

Генезис идеи

Из концепции постнеклассического мира и вырастает идея обучающего консалтинга. Оказывается, совершенствовать можно не только устройство и функционирование фирмы, но также – «устройство» и функционирование самого клиента.

Здесь необходимо отстроиться от тренингов и коучинга, решающих сходные задачи. Однако между ними есть и разница. Тренингист может научить клиента чему-то одному, о чем он честно заявляет. Зато уж учит «с гарантией». Коуч – своего рода «нянька», он будет многократно поправлять и «натаскивать» клиента. Коуча ищет не вполне уверенный в себе клиент. Или тот, кому необходимо в сжатые сроки освоить новые формы деятельности.

Обучающему консультанты достаются на этом рынке наиболее умные и амбициозные клиенты, они могут ставить перед своим бизнесом и собой трудновыполнимые задачи, с ними можно обсуждать степени риска, находиться отношении со-творчества, совместно прокладывать новые пути.

В том находящемся в стадии осуществлении проекте, который докладывался на студии «ad hoc», тоже был призыв к сотворчеству, но исходил он не от клиента, а … от консультантов.

Проектное предложение

Авторы полагают, что представляемое проектное предложение отвечает некоторой общественной потребности, пока не вполне осознанной. Эта потребность возникла вследствие известного слома социального формата, благодаря которому 99 % национального богатства сосредоточилось в руках менее, чем одного процента граждан страны, остальные же 99% оказались «лузерами», т.е. проигравшими.

Мы предполагаем, что людей это состояние не вполне устраивает.

За 70 лет советской власти навыки самоорганизации в стране оказались атрофированными, поэтому представляет интерес исследование потенциала индивидуальной активности, который может в дальнейшем послужить основой частного предпринимательства или его пост-пост-модернистских глобализованных аналогов.

В странах Запада индивидуальная активность и ее предпринимательская эманация базируются, как известно, на протестантской этике[6].

В странах восточной этической системы[7] известным основанием индивидуальной активности может служить, например, известная «таблица умножения» стратагемных алгоритмов[8].

Мы полагаем, что в странах, принадлежащих фронтиру между мирами Запада и Востока, значимым основанием индивидуальной активности может стать субкультура, формируемая методологическим движением.ГеоргийПетрович в свое время обсуждал взаимодействие человека и системы и выражал уверенность, что человек в этом взаимодействии может и будет выигрывать. Мы находимся в русле традиции разработки соответствующего мыслительного инструментария и технологий его применения.

Реверанс в сторону рынка

Второе основание представляемого проекта формулируется в терминах вульгарного маркетинга. Это – «истоптанность» рынка оргдеятельностных (ОДИ) и иных игр и потребность в его расширении.

Целевым сегментом проекта является подавляющее большинство населения – «лузеры» – осознавшие либо пока не осознавшие себя таковыми. Поэтому проект должен быть массовым. Оргдеятельностные игры в их классической форме[9] дороги, редки и элитарны. Конкурсы «Золотого резерва», проведенные в перестроечные и пост-перестроечные времена представителями методологического движения, в большей степени отвечают требованиям массовости, однако, частота и интенсивность их проведения диктовалась предвыборным календарем властных структур. Массовые тренинги, через которые предполагалось «пропустить» миллионы граждан (был у методологов и такой проект!), остались не реализованными, поскольку не удалось сформировать стратегического инвестора соответствующего масштаба.

Таким образом, ниша массовых технологий трансляции методолого-игротехнической субкультуры оказывается сегодня не занятой. Проект находится на границе («на полях, ad marginem») современных игровых технологий.

А на самом деле…

Мы пользуемся не только корпусом методологических наработок (соответствующих, согласно вышеприведенной периодизации этапов развития науки, неклассическим представлениям), но и постнеклассическими научными представлениями, согласно которым внешний мир человека в исследовании, проектировании и реализации проектов рядополагается с его внутренним миром.

Суммируя вышесказанное…

Говоря одной фразой, представленный в студии ad hoc проект состоит в технологизации массового распространения методолого-игротехнической субкультуры. Возможно ли это, и – каким образом?

Авторы проекта взяли на себя инициативу общения с массовым потенциальным заказчиком.

Давно сказано и многократно повторено, что каналом распространения методолого-игротехнической субкультуры является игра и только игра, которую необходимо ПРОЖИТЬ. Других работающих вариантов не предложено.

Их нет, «потому что не может быть никогда» или – по иным причинам? Далее, ПРОЖИТЬ – это значит обязательно физически участвовать или возможны варианты? Напомним, известная теорема Уильяма Томаса гласит: «Если ситуация воспринята как реальная, то она реальна по своим последствиям».

Может ли игра быть представлена в своем инобытии – например, в виде текста (или – гипертекста)? Относится ли полемическое (и почти доказанное структуралистами!) утверждение «все есть текст» и к оргдеятельностным играм тоже?

Один отечественный философ, вдохновленный работами Новых Французов, написал статью «Женщина как текст». После ее публикации сотрудницы института, в котором он работает, подкараулили его в коридоре, накинули на голову шубейку и отмутузили хорошенько, чтобы дать почувствовать, что Женщина – это все же несколько больше, чем текст… Таким образом он получил быструю обратную связь и импульс к дальнейшему развитию.

Авторы представляемого проекта вслед за указанным автором предположили, что ДА, текст можно ПРОЖИТЬ – в какой-то мере аналогично оргдеятельностной игре. Конечно, он для этого должен быть достаточно захватывающим. Каждый может припомнить одну или несколько захватывающих книг, встретившихся на его жизненном пути.

Таким образом, продуктовой составляющей представляемого проекта стала книга. Ее можно трактовать как раздаточный материал индивидуальных занятий и, возможно, возникающих по факту спроса семинаров, этой коллективной формы индивидуальной работы над собой.

Но для того, чтобы проект был целостным, он должен представлять собой трансляцию методологической традиции не только по содержанию, но и по форме. То есть, это должен быть игровой проект.

Под ИГРОЙ понимается сеанс деятельности, в котором все или некоторые реальные предметы, обстоятельства, действия или даже позиционеры заменяются знаковыми формами; их набор должен быть достаточен, чтобы образовать целостный мир, в который на время сеанса погружен(ы) участник(и). Заметим: игры – старше человека: каждый может припомнить виденные им игры теплокровных животных: котят, щенков, обезьянок.

В студии представлен результат проектирования и реализации в знаковой (т.е. текстовой) форме игрового пространства, в которое участники могут входить и из которого они могут выходить в разное (не согласованное друг с другом) время, не разрушая его и не мешая друг другу. В отличие от реальной ОДИ, читатель может многократно возвращаться к любому эпизоду книги, «переигрывая» его и этим совершенствуя свое понимание.

Структура проекта

Книга состоит из двух частей.

Первая часть построена как описание семидневной оргмыслительной игры автора с читателем по рефлексивной трансформации ментальных структур читателя. Данная процедура является необратимой, о чем читатель получает внятное предупреждение. В книге проведена жирная черта, ниже которой читатель не должен переводить взгляд, если он не готов к необратимому изменению собственной ментальности – подобно тому, как при инсталляции компьютерной программы пользователь должен подтвердить принятие на себя некоторой ответственности. То, что человек понял, он уже не сможет «распонять» обратно.

Работа, которую предлагается выполнить читателю, начинается с ценностного самоопределения, затем следует постановка целей, выработка стратегии, построение собственного проекта деятельности. Начинается работа читателя в предметном слое, приводящая к рефлексии и осознанию необходимости выхода в игровой слой. Далее следует восхождение к игротехническому и методологическому слоям. Читатель не только перестраивает свою ментальную структуру, но и получает в качестве рабочего инструмента ментальную модель этой структуры, а также средства для диагностики ментальных моделей окружающих.

Вторая часть книги выходит за рамки традиционной СМД-методологии и традиций западной философии. Она посвящена совершенствованию воли. Читателю предлагается восхождение к метапредметному, метаигровому, метаигротехническому и метаметодологическому слоям ментального мира. Даются инструменты демонтажа собственной самоидентификации, остановки внутреннего диалога, выстраивания и совершенствования рефлексивной защиты, ходы для избегания ловушек социума и, главное, средства, позволяющие продвинуться в понимании собственного предназначения.

«Ортогонально» этой структуре и одновременно с ее существованием книга представляет собой диалог (игру) автора с комментатором. Комментарии представлены в виде нестандартных врезок в тело авторского текста, явившихся несомненной находкой книжного дизайнера Родиона Туруйхана.

Позиционирование читателя на пересечении двух разнородных игровых пространств имеет целью сделать для него процесс чтения и выполнения предлагаемых в тексте мыслительных операций не менее «объемным», чем окружающая реальность.

Детали реализации

Сначала мы сделали электронный вариант книги и повесили его в Интернете по цене $1000. Это позволило позиционировать книгу в рекламных материалах как самую дорогую электронную книгу в мире. Нашелся покупатель – один из олигархов.

Затем мы сделали бумажный тираж, 1000 экземпляров. Книга продается в Москве и ряде городов Украины по «вменяемой» цене, складывающейся из себестоимости и торговых надбавок. Сейчас тираж заканчивается. Ее еще можно застать в магазине Института психологии РАН на Ярославской улице и в магазине «Белые облака».

Электронный вариант можно по-прежнему купить через Интернет. J

Книгой заинтересовалось солидное питерское издательство «Вектор». Оно сочло нужным разбить книгу на два тома. Подписан договор на тираж пять тысяч экземпляров. Издательство берет расходы на себя. В феврале 2011 книга появится в крупнейших книжных сетях РФ и СНГ.

Мы по возможности поддерживаем связь с читателями, собираем их отзывы и пожелания, проводим семинары.

Заключительные замечания

Поскольку для этой игры, кроме книжки и читателя, ничего не надо, она не подвержена инфраструктурным ограничениям (за исключениям фактических ограничений инфраструктуры книжных магазинов. Последнее ограничения преодолевается посредством системы «Книга-почтой»).

Мы осознавали проблему «распогонивания» автора. Для того, чобы читатель не считал себя круглым дураком в сравнении с ним, введена роль комментатора, который указывает автору на его неточности, вступает с ним в «диалог», противоречит, местами даже издевается.

Возможность интенсивного погружения в книгу зависит, конечно, от мастерства авторов. Здесь мы полностью отдаемся на суд читателя.

В нашем проекте читатель работает со своим внутренним миром. Это позволяет ему приобрести новые качества в мире внешнем.

Читатель, овладев предлагаемой техникой, может выстраивать будущее таким, каким он себе его представит, и менять его по ходу изменения своих представлений. Из лузера человек становится хозяином своей судьбы. Если читатель входит в мир книги, то, по замыслу авторов, этот мир становится для него более подлинным, чем окружающая реальность.

Однако, мы должны предупредить читателя, что чудес все-таки не бывает. Результат будет проявляться по мере приложения усилий. Если какой-то игровой день оказался для Вас сложным, и Вы его будете осваивать, скажем, два месяца, то это лучше, чем если Вы поучаствуете в ОДИ, не успевая за группой и снова оказываясь лузером.

Для методолого-игротехнической субкультуры существует альтернатива: стать «полезным ископаемым» либо – «чтобы не погасла свеча» – шагать в массы. Во втором случае разнообразие игр не может не возрастать, пример чего продемонстрирован выше.



[1] ОПУБЛТКОВАНО: Реут Д.В. Постнеклассический обучающий консалтинг // Материалы Шестого Международного Форума «Инновационные подходы в управлении и консалтинге: обучающий консалтинг». – М.: Ваш полиграфический партнер, 2011. – с. 192 – 201.

[2] Шохов А.С., Реут Д.В. Сознание: инструкция пользователя. Одесса: издательство ВМВ, 2009. – 464 с.

[3] Степин В.С. Теоретическое знание. М.: «Прогресс – Традиция», 2003. — 744 с.

[4] Реут Д.В. Системно-антропологическая реконструкция мифа // Методологический фронтир 90-х. V чтения памяти Георгия Петровича Щедровицкого. — М.: Путь, 2000. С. 89 – 125.

[5] Реут Д.В. SEMINARIUM: Коллективный субъект лонгитюдного времени // Философские науки, 2010, № 6, С. 70-79.

[6] Вебер М. Избранное. Образ общества. – М.: Юрист, 1994 – 704 с.

[7] Лефевр В.А. Алгебра совести. М.: КОГИТО-ЦЕНТР – 2003. – 426 с.

[8] Зенгер Х. фон. Стратагемы. О китайском искусстве жить и выживать. Т. 1. – 512.с. Т. 2. – 1024 с. М.: Изд-во Эксмо. – 2006.

[9] Щедровицкий Г.П. Организационно-деятельностная игра как новая форма организации и метод развития коллективной мыследеятельности // Избранные труды. — М.: Школа культурной политики, 1995, С. 115 – 142.

Post Author: Александр Шохов

(c)Александр Шохов (c)Alexander Shokhov